Главная » Интервью

Интервью Чачи «Новой Газете»

8 ноября 2012

Группа Radio Чача презентует свой новый трек – «Песенку про группу Pussy Riot» – на сайте «Новой». А завтра, 9 ноября, на концерте в клубе Milk Moscow, группа представит новый альбом «Punk rock is not a crime» целиком. Radio Чача существуют с 2010 года. Лидер группы, экс-вокалист знаменитого «НАИВа», участник «Монстраций» и «Маршей миллионов» Александр «Чача» Иванов рассказал о премьерах, о свободе протеста и утрате любви к искусству.

— В песне вы заявляете, что девушек нужно либо освободить и забыть, либо наградить. Раньше вы говорили, что вам было трудно их поддержать, потому что вы верующий, и сама акция вам не нравится…

— Мне прежде всего не понравилось место, выбранное для акции. Это было именно что неуместно, но это вопрос вкуса, он решается не с помощью уголовного преследования. Я продолжаю так думать до сих пор, но то, что случилось после акции, неадекватно и несоразмерно поступку девушек. Собственно, об этом и песня.

— Когда была написана песня?

— В начале августа, в самый разгар истерии вокруг группы, во время суда.

— Почему не обнародовали ее сразу, а ждали до выпуска нового альбома?

— Я живу в старых понятиях, поэтому отношусь к выпуску новой пластинки иррационально и нелогично. Пластинки ведь теперь не продаются вовсе, нет никакого экономического смысла выпускать песни именно пластинками. Как если бы у романиста сложилась ситуация, что романы публиковать экономически невыгодно: рассказы еще покупают, а романы нет – так и музыканты сейчас. Никому не нужны большие работы, нужно быть актуальным – в нужный момент записать нужную песню, сделать видео, выложить в ютуб, получить паблисити-эффект… Но я мыслю другими категориями. Мне кажется, у меня в каждом альбоме есть какая-то история.

Песня за эти месяцы не потеряла своей актуальности. Хотя одну девушку освободили. И я этому рад.

— Новая песня написана очень «в лоб». Это нехарактерно для вашего творчества. Вы не верите в то, что аудитория поймет иначе?

— Пластинка, которую я выпускаю на днях, называется «Punk-rock is not a crime» и в скобках: «Комические куплеты». Думаю, мне удалось держаться заявленной в названии стилистики. Я и эту песню предлагаю рассматривать как комические куплеты.

Как художник, я пытаюсь фиксировать время, которое меня окружает. Современный художник, конечно, должен знать, кто адресат. Но я, когда нахожусь в творческом процессе, об этом не думаю. После 20 лет занятия творчеством следовало бы быть практичнее, но я идеалист, и моя основная цель – самовыражение. Конечно, неплохо при этом еще и быть кому-то интересным: играть концерты, записывать пластинки. Но это не является целью. А песня адресована всем людям доброй воли: надеюсь, что они послушают её, улыбнутся и освободят Pussy Riot.

— Каким образом?

— Ну, может, песня дойдет до кого-то, в чьих руках находится их судьба.

— Название альбома рифмуется с историей Pussy Riot, хотя в футболке с таким принтом вы играете на концертах уже несколько лет. Это совпадение?

— Вы знаете, горячие головы начали говорить о том, что это пророчество. Всерьез о себе как о провидце я не думаю. Но в каком-то смысле я действительно чувствую время, в котором живу. Скажем так: если бы группы Pussy Riot не существовало, ее следовало бы выдумать, чтобы объяснить, почему пластинка называется так. Она бы в любом случае так называлась.

Пелевин в своей последней книге «Snuff» своим творческим гением предсказал появление Pussy Riot. Он там пишет о властном лозунге «Смерть пупирасам». В его астральных снах Pussy Riot преломилось в «пупирасы».

— Альбом же не полностью посвящен Pussy Riot. О чем другие «комические куплеты»?

— Есть там, например, песня: «Песня орка перед боем». В ней такие слова:

Свобода, братство, равенство – что больше нравится? Я выбирать не умею. А родина – уродина, и не красавица, не вдохновляет меня. Свобода, братство, равенство – чем Оркланд славится, я ценить не умею. Иду колонной пятою, властями клятою, за человеков права».

Этот припев лучшим образом характеризует настроение всей пластинки.

— Вы ведь не только за Pussy Riot, вы и против Путина не раз выступали. Какая у вас мотивация ввязываться в политику? Сейчас гайки закручивают, не боитесь, что вам придет неприятный ответ за вашу активность?

— Вы знаете, конечно, боюсь. Но я недавно бросил курить. Раньше меня перспектива тюрьмы пугала потому, что я знаю: меня очень легко пытать, можно просто не давать курить, и я буду жестоко страдать. А теперь я готов – пожалуйста.

Это шутка, конечно. Вот я смотрю на Удальцова, который, пусть и по маленьким срокам, но провел в тюрьме полгода. И сам садиться, конечно, не хочу. Не думаю, что мои крамольные песни власть слышит. Я скромный человек и на такой резонанс не рассчитываю. Потом, это ведь панк-рок… Хотя за панк-рок теперь, вон, сидят люди.

Честно говоря, с какого-то времени я перестал чувствовать удовольствие от того, чтобы просто играть музыку. В России это занятие трудоемкое и не слишком финансово привлекательное. Просто из любви к искусству этим заниматься мне больше не нравится, я хочу, чтобы в этом был положительный социальный смысл.

В этой песне – о Pussy Riot – есть риторический вопрос: Путин плох, но лучше-то кто? Сегодня я найти никого лучше для себя не могу. Мне оппозиция нравится хотя бы потому, что она пытается что-то говорить, но с Путиным никто из них не может соперничать — из-за информационной зачистки, конечно. Поэтому и происходит узурпация власти. Кстати, у Ксюши С. самые большие шансы пободаться с Путиным, по крайней мере, это было бы красиво – неожиданно и необычно, радикально и самое главное – могло бы заинтересовать апатичную публику. Но нужно ли это Ксюше?

У нас в России всегда какие-то несчастья. Когда был период стабильности? Может статься, что через 300 лет люди будут считать правление Путина самым светлым в российской истории. Был свободный интернет, нефть стоила безумных денег, и деньги проливались даже на простых людей, и можно было не только в интернете, но и в газетах писать всякое про власть. Даже на площадях до 100 тысяч собирались – и все равно танками не давили.

Источник: Новая Газета